Почему стоит посмотреть «Призрак дома на холме» – главный сериальный хит осени?

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: Netflix

12 октября на Netflix состоялась премьера десятисерийной экранизации романа Ширли Джексон «Призрак дома на холме». Рассказываем подробнее, как шоураннер Майк Флэнаган вдохнул жизнь (и смерть) в затхлый первоисточник и создал пугающий сериал о важных проблемах.

Сюжетная канва сериала расходится на два временных периода: в 1992 году семья Крейнов (мама, папа, пять детей) въезжает в огромный особняк почившей четы Хиллов, чтобы как следует отремонтировать его, продать подороже и построить собственный, красивый и уникальный. В наше время некогда дружная и уже неполноценная семья сторонится друг друга, а каждый из выживших ходит с грустным лицом и целым багажом личных проблем и травм, вызванных краткосрочным пребыванием в проклятом доме. Так бы все и продолжалось, но самоубийство младшей сестры собирает детей и отца-отшельника вместе, чтобы раз и навсегда дать бой тому, что их мучило все эти годы, а главное – выяснить, что на самом деле произошло с их матерью в ночь, когда им пришлось в спешке покинуть особняк?

Если вы следите за фильмами ужасов, то вам прекрасно известно имя американца, в послужном списке которого есть такие хиты, как «Окулус», «Сомния» и «Уиджи. Проклятие доски дьявола». Каждый из его фильмов собирал охапку положительных рецензий от критиков и теплую реакцию зрителей – согласитесь, довольно редкая комбинация для жанра, которой точно позавидует любой коллега по цеху. Его умение создавать в своих картинах напряженную и неуютную для зрителя атмосферу, вкладывать под оболочку хоррора «взрослые» идеи, работать с мизансценой и грамотно расставленными по хронометражу джампскерами, конечно, внушало доверие, но удалось ли ему применить свои главные режиссерские качества в десятичасовом (!) сериале? С поправкой на сбавленный ход второй половины и сглаживающую углы слащавую концовку – однозначно да, пишет Film.ru.

Техническое совершенство

Начнем издалека: одним из главных преимуществ «Призрака дома на холме» является его техническая безупречность. Начав свое восхождение в индустрии монтажером, Флэнаган нахватался из ремесла интересных приемов, которые и старается развивать в каждой новой работе. Имея на руках сценарий нелинейной истории, он, к примеру, решает связать эпизоды прошлого и настоящего с помощью матчкатов – техники, при которой предыдущий кадр визуально соотносится со следующим. Идея, конечно, не новая, но желание продумать большинство склеек показывает, с каким трепетом создатели отнеслись к постановке сериала. Правда, пика их изобретательность достигает ровно в середине хронометража – сначала зрителей шокируют продуманным сторителлингом с неожиданным поворотом в пятом эпизоде, а затем показывают технические чудеса в шестом, состоящем из трех 15-минутных сцен, снятых одним кадром.

Семейка Крейнов

Создать запоминающегося персонажа в хорроре – практически непосильная задача для современных представителей жанра, которым, кажется, важнее продумать, куда бы вставить несколько выпрыгивающих рожиц. В «Призраке дома на холме» таких героев целое семейство. То ли дело в сериальной магии, которая за несколько часов влюбляет зрителя в героя, то ли в таланте сценаристов создавать в кои-то веки интересных и неоднозначных персонажей, но к третьему эпизоду вы запомните их имена, к шестому будете им переживать, а в финале – их искренне любить. Истории героев попросту не оставляют места для сомнения во многом из-за того, что все актеры мертвой хваткой цепляются за свои партии. Не только именитая Карла Гуджино и «оскароносный» Тимоти Хаттон, но все, включая детей, стараются использовать каждую секунду хронометража, чтобы показать все, на что способны.

Травма как двигатель сюжета

Как и любой отличный представитель жанра, «Призрак дома на холме» использует хоррор-элементы не как самоцель для испуга зрителя, а вкупе с детективом, психологическим триллером и драмой. Только так можно рассказать историю о поглощенной тревоге, внутренней нестабильности и силой забытых травмах прошлого, от которых не получится убежать. Каждому члену семьи Крейнов (не считая общей) создатели придумывают собственную болячку, а потом срывают ее, чтобы зритель мог пережить с героями этот неуютный процесс. Получается смесь сериалов «Это мы» и «Оставленные» и кубриковского «Сияния» – эмоциональное рассуждение о потере с гнетущей атмосферой от ожидания чего-то неизбежного и трагичного. И можно хоть сколько ругать слащавый финал сериала, но, кажется, после всех пережитых ужасов любовь и правда выглядит как универсальное лекарство, которое не только лечит старые травмы, но и объединяет людей. Даже тех, которые годами избегали друг друга из-за сверхъестественных причин.

НАВЕРХ